В галерее «Эстетика» стартовала выставка Бориса Давыдова

За год художник написал почти 40 новых работ.

Предновогодние выставки в «Эстетике» для мастера стали традицией – необычайная работоспособность Бориса Ивановича позволяет ему практически за год подготовить целую выставку. Вчерашний вернисаж не стал исключением – в залах галереи разместилось около 40 новых работ и всего несколько картин прошлых лет.

Прежде всего бросается в глаза новизна и свежесть восприятия художника. Накануне своего 80-летия Борис Иванович – активный пользователь Интернета, настолько воспринявший современный язык и стиль виртуального общения, что на наших глазах создал абсолютно новое в художественном искусстве – многожанровые картины. На одном холсте художник объединяет несколько этюдов, посвященных одной теме, подобно тому, как пользователи выкладывают по несколько фотографий в соцсетях. При этом Б.И. Давыдову удается выписать сюжеты на небольших участках полотна почти с фотографической точностью. Кажется, что возраст совсем не влияет на мастерство этого автора, разве только улучшая его. В его работах та же, что и прежде, филигранная четкость рисунка, прекрасное владение формой, объемом и удивительно тонкое чутье в отношении цвета.

В экспозицию вошли и новые цитаты с прежних работ мастера – мотивы из его раннего творчества. По словам критика-искусствоведа Ефима Исааковича Водоноса, эти мотивы повторены не буквально – они видоизменились и колористически, и технически. «Деревенская зима», «Два старика», «В деревне» когда-то были выписаны мастером в более жесткой манере, теперь они значительно «смягчены» по цвету, а жесткость контуров слегка размыта. И сделано это как будто нарочно, ради того, чтобы «материализовать дымку воспоминаний».

«Такое чувство, что человек писал картины и вспоминал – вот это было в моей жизни, и это было», – поделился Ефим Исаакович.

Подкупает тонкий, добрый юмор Бориса Ивановича. Будь-то «Какой-то праздник», где два мужичка радостно пляшут возле огромной банки самогона, или «Еврейская черта оседлости», где художник изобразил, кажется, самого себя доящим огромную козу.

О том же «Старая афиша», которой не нашлось места нигде, кроме хлева или курятника, о том же «Маша и медведь», «Кукла-хозяйка», «Натюрморт и клоун», продолжать можно долго.

Замечает художник и современную моду на надписи, отражая это в своих картинах. С надписями в экспозиции – «Испанский натюрморт», «Арбуз», «Хорошо», а также картины-посвящения – Нико Пиросмани, недавнюю выставку которого Давыдов с удовольствием рассматривал в Радищевском музее, и любимому Эндрю Уайету.

Последнему посвящены даже два полотна: первое выполнено как диптих с общим сюжетом – свет, льющийся из окна и из двери, второе – с «виртуальным окном» в уайетовский «Мир Кристины». Эту современную моду на надписи художник тоже использует как символ. Так, полотно «Хорошо» – явная аллюзия к Владимиру Маяковскому и его «Окнам роста» (на картине даже выписаны в столбик ОКН РОС). Словно вспоминая старый вопрос, «кому на Руси жить хорошо?», Борис Иванович сразу же дает ответ – в соседнем «виртуальном окне».

Много работ Бориса Давыдова посвящено жизни простых людей – и сельских жителей, и горожан, но деревня остается его излюбленной темой. Борис Иванович – во многом символист, почти в каждой его картине есть скрытый подтекст, который, как правило, на поверхности. Так что специально искать его не стоит. Иначе можно дойти до того, чего там и в помине не было.


Наталья Григорьева

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

^