Тандем колористики, четкости и философии

«Мы такие разные, и все-таки мы вместе». Этот рекламный слоган, видимо, подтверждающий неоригинальность мышления, крутился в голове весь вечер. И вовсе не в отношении мужской и женской психологии. В галерее искусств «Эстетика» открылась яркая и необычная выставка, объединившая три небольших персональных экспозиции художников Ставрополья.
 
«Нет ничего странного в объединении таких разных художников, – прокомментировал экспозицию владелец галереи, президент фонда «Золотая палитра» Владимир Ракчеев. – Искусство юга России очень разнопланово, именно этим оно и интересно. Кроме того, живопись южного региона отличается особенной светоносностью по сравнению, например, с саратовской школой. Я не могу сказать, с чем это связано… С солнцем, природой или чем-то еще… Не знаю. Но это факт. Если и есть у них работы, написанные в темных цветах, то они несут философское звучание, связанное с мифологией кавказских гор. Самое ценное, пожалуй, то, что мы привезли творчество трех художников, разнящихся по образному восприятию. Смотришь на полотна… вроде бы тут пейзаж и там пейзаж, но их образное восприятие разное. Художники по-разному преломляют тему через свое видение».
Разница чувствуется не только в подаче, но и в мироощущении авторов. В первом зале расположились работы Александра Рубца. Саратовские ценители и знатоки искусства уже окрестили его последователем московских сезаннистов начала XX века. Художник не отрицает, что творчество «Бубнового валета» оказало на него большое влияние, но при этом ему удалось найти в творчестве собственный стиль с богатой колористикой и зачастую с философским подтекстом. В приватной беседе Александр Рубец признался, что практически мыслит цветом.
«Я очень люблю горы. Когда о них говорят, обычно представляют себе голубое небо, заснеженные вершины и зеленую траву, но это штамп. Горы могут быть такими разными… Большинство людей не могут даже представить себе такую богатую палитру, а она существует в природе, – говорит художник. – Мне важно состояние, оттенки цвета в разное время суток. Именно поэтому я люблю писать сериями. В одном полотне невозможно раскрыть состояние так, как его раскрывает серия».
Совсем иное представление о мире демонстрирует Василий Мироненко, полотна которого расположены во втором зале. По его мнению, конструкцией мира является графика. Если конструкция найдена, нанизать на нее можно любой сюжет. Но создать ее сложно. Художник признался, что часто дорабатывает и переписывает полотна.
 
«Есть Божий свет, он проникает везде. Но для того чтобы создать картину, нужна структура», – говорит Василий Мироненко.
 
Творчество этого автора саратовские ценители искусства назвали одним из наиболее загадочных. Сам Василий Мироненко признается в склонности к философии. В списке любимых – русские религиозные мыслители: Николай Бердяев, Павел Флоренский, Евгений Трубецкой, Иван Ильин, Лев Шестов. По словам художника, в его творчестве есть и пейзажи, и натюрморты, но привезти в Саратов он решил композиции, рассматривая которые, наверное, каждый найдет что-то близкое для себя.
 
Палитра Василия Мироненко, по его собственному признанию, взята из ассоциаций с украинской степью, откуда он родом. Уже много лет художник живет и работает в Ессентуках, но события, происходящие сегодня на его родине, не могут не волновать. Возможно, отсюда и в полотнах появляются мотивы покаяния (склоненные, покрытые покрывалами головы и свечи), мотивы человеческой несвободы, выраженные в связанных фигурах, и какая-то тотальная безликость. Почти все человеческие фигуры в его композициях не имеют лиц, скорее всего, ввиду того что темы, которые поднимает автор в своих полотнах, должны касаться каждого человека.
 
Совсем по-другому красочен Анатолий Лисогурский, немного знакомый саратовскому зрителю по участию в конкурсе «Золотая палитра» и ставший его дипломантом. Помимо живописи, этот автор занимается дизайном, является членом Союза дизайнеров России. Для него в творчестве первична форма: как в натюрмортах, так и в пейзажах видим четкие, порой даже жесткие линии.
 
«На картины, их жестковатость, даже чертежность наложила отпечаток моя специальность – художник-конструктор. Это промышленное искусство, которое обязывает к четкости выражения мысли», – говорит художник.
 
Цвет для мастера тоже важен, но связано это не с модной дизайнерской тенденцией последних лет. Это просто его внутренне мироощущение, которое находило отражение даже в раннем творчестве.
 
«Я давно пишу в такой палитре, еще до того, как яркость в одежде и интерьере стала трендом. Жизнь у нас не самая радостная, вот и хочется от серой реальности как-то уйти», – прокомментировал Анатолий Лисогурский.
 
Несмотря на сезон отпусков, еще до открытия выставки многие саратовские художники и ценители искусства заглядывали в галерею и с интересом наблюдали за развеской экспозиции, рассматривали работы ставропольских авторов. На церемонии открытия много говорилось об обмене опытом, возможности учиться друг у друга. С этим согласились и виновники торжества. Поблагодарив сотрудников галереи, лично Владимира Ракчеева за организацию выставки, художники выразили надежду на продолжение сотрудничества.

Наталья Григорьева

 


 
^